Постинфарктная аневризма различной локализации наблюдалась у 18 (26%) обследуемых. Признаки

Постинфарктная аневризма различной локализации наблюдалась у 18 (26%) обследуемых. Признаки недостаточности кровообращения (НК) (по классификации NYHA) отсутствовали у 15 % пациентов; 50,9% больных были с НК I –2 ФК и 34,1% – с НК 3 ФК. Среди сопутствующих заболеваний доминировала гипертоническая болезнь – она диагностировалась у 69% больных. Все пациенты находились на обследовании в кардиохирургическом стационаре. У значительной части больных наблюдалась недостаточная эффективность традиционной терапии ИБС. Синдром стенокардии выявлялся у 62 больных, у остальных ишемия носила безболевой характер, либо эквивалентом стенокардии выступала одышка.

В анамнезе у 10 обследуемых регистрировалась пароксизмальная мерцательная аритмия (ПМА), пароксизмы желудочковой тахикардии (ЖТ) регистрировались у 4 больных. Всем больным проводилось комплексное обследование (ЭКГ покоя в 12 отведениях, велоэргометрия – ВЭМ, суточное мониторирование ЭКГ, эхокардиография, коронарография). По результатам селективной многопроекционной коронарографии по методу M. Judkins характер поражения коронарных артерий был следующим – у большинства больных наблюдались множественные гемодинамически значимые атеросклеротические поражения коронарных артерий (КА): поражение одной КА отмечалось у 10, двух КА – у 41, трехсосудистое – у 17 больных.

Выраженное нарушение сократительной способности ЛЖ (фракция выброса менее 40%) отмечалось у 11 обследуемых. Суточное мониторирование ЭКГ (ДЭКГ) проводилось с использованием диагностической системы ИНКАРТ-4000 (Россия). Исследование проводилось до оперативного вмешательства с целью выявления факторов риска развития в раннем послеоперационном периоде жизнеугрожающих аритмий. До и во время ДЭКГ больные не принимали антиаритмических препаратов и бетаблокаторов. В ходе мониторирования больные вели дневники самооценки, в которых фиксировали физические нагрузки, самочувствие, время приема пищи, отдыха и сна. Все пациенты во время суточного мониторирования выполняли функциональные нагрузочные пробы (прогулки до 1 км, подъём по лестнице на 2-3 этаж).

Ишемическими изменения на ЭКГ признавались в соответствии с общепринятыми критериями (депрессия ST косонисходящая или горизонтальная, более 1мм, длительностью более 1 мин, связанная с увеличением частоты сердечных сокращений). Выявляемые НРС оценивались в соответствии с классификацией B. Lown и M. Wolf (1971), в модификации M. Ryan и сотр. (1975): отсутствие ЭЖ за 24 часа мониторного наблюдения – 0; не более 30 ЭЖ за любой час мониторирования – I; более 30 эктопических желудочковых комплексов за любой час мониторирования – II; полиморфные ЭЖ – III; мономорфные парные ЭЖ – IV-А; полиморфные парные ЭЖ – IV-Б; желудочковая тахикардия (ЖТ)- три или более подряд ЭЖ с частотой более 100 в 1 мин) – V. Выраженность аритмической активности определялась по максимально значимой зарегистрированной градации аритмий. Выраженность коронарной недостаточности оценивалась не только по результатам коронароангиографии, которая не в состоянии полностью адекватно отразить компенсаторные возможности коллатерального кровотока, но и по данным велоэргометрии, выполненной на установке Cardiocontrol (Голландия). РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ У всех пациентов в период обследования на ЭКГ покоя регистрировался синусовый ритм, причём отмечалась тенденция к тахисистолии – ЧСС составила 82+7.2 в минуту.

Категория: Наша Медицина
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.