При изучении данных теста стратегий преодоления

При изучении данных теста стратегий преодоления боли было показано, что среди комплекса эмоционально-поведенческих реакций, возникающих в ответ на боль, у больных ФМ преобладали пассивные стратегии (катастрофизирование, стремление к социальной поддержке, безнадежность и беспомощность, ограничительное поведение). Наряду с этим у больных ФМ можно было отметить достоверно более высокие показатели реактивной и личностной тревоги по результатам теста Спилбегера, а также более высокую представленность синдрома вегетативной дистонии. Все указанные нарушения достоверно отличали больных ФМ от контрольной группы, а соответствующие показатели больных МФС были в пределах нормы. Клинически можно было выделить принципиальные различия этих двух групп больных.

При ФМ значительно чаще отмечалось начало заболевания после стрессовой ситуации (87%) и гораздо реже заболеванию предшествовали травма и длительные нагрузки, вызванные позой (у больных МФС наблюдались противоположные соотношения). Боль при ФМ у всех больных носила хронический диффузный характер, была симметричной, ее интенсивность зависела от эмоционального состояния больных, качества сна, метеофакторов. Боль при МФС носила чаще локальный характер и была строго связана с позным перенапряжением и соотнесена с отдельной мышечной группой. Принципиальными различиями характеризовались ЧТ у больных ФМ и триггерные точки у больных МФС. Пальпация триггерных точек отличается наличием болевого паттерна и зоны отраженных болей, зачастую далеко расположенных от триггера (эта боль не подчиняется принципам ни корешковой, ни сегментарной иррадиации), а также сопровождается “симптомом прыжка”.

Принципиально отличают эти группы и результаты исследования ноцицептивного флексорного рефлекса, позволяющего в целом оценить состояние болевых и противоболевых систем. У больных ФМ отмечается грубое снижение порогов субъективной оценки боли и порога флексорного рефлекса, что говорит о нарушении взаимодействия ноци – и антиноцицептивных механизмов. Эти результаты согласуются и с результатами исследований соматосенсорных вызванных потенциалов (ССВП).

У больных ФМ получено достоверное повышение амплитуд ранних (H ,N ,H ) компонентов, что отражает усиление активности специфических механизмов афферентации, а в условиях снижения болевых порогов может свидетельствовать о недостаточности механизмов, контролирующих интенсивность сенсорной афферентации. Такой комплекс клинико-психофизиологических особенностей ФМ позволяет в целом говорить об особой самостоятельности этого симптомокомплекса, при котором на клиническом и психофизиологическом уровне особым образом взаимодействуют психические, вегетативные процессы и системы, контролирующие болевые механизмы. Это принципиальным образом отличает ФМ в целом и от МФС в частности. Подобные попытки жесткого разграничения МФС и ФМ на практике не всегда являются оправданными, так как нередко у одного и того же больного все же удается выявить признаки ФМ при наличии и локальных болевых феноменов, носящих все черты миофасциальных болей. Это не является парадоксальным, так как в свете представлений о ФМ как модели хронической боли-депрессии, при которой нарушено функционирование систем, контролирующих болевые ощущения. С этих позиций становится понятным, что у больных со сниженной толерантностью к боли привычные, а также нагрузки, вызванные позой, при прочих равных условиях могут быстрее и легче формировать различные алгические феномены, в том числе и миофасциальные боли.

При изучении данных теста стратегий преодоления

Категория: Наша Медицина  Метки:
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.